Friday, July 21, 2017

Image Module (2)

Лазовский заповедник

        

Header image

 

Лазовский государственный природный заповедник им. Л.Г. Капланова (бывший Судзухинский), основанный в 1935 г., находится в Приморском крае России. Он расположен в междуречье Киевка и Черная, в юго-восточной части Сихотэ-Алиня. Максимальная высота 1395 м над у. м. В настоящее время территория заповедника составляет 121 тыс.га и 15 тыс.га — охранная зона. Общая протяженность границ 240 км, из них 36 км — по берегу Японского моря. Юго-восточная граница заповедника проходит по побережью Японского моря между 42°49’ и 43°23’ с.ш. В его состав входят 2 острова в Японском море — Петрова и Бельцова.

Подробно о заповеднике можно прочитать на его официальном сайте.

        Сразу надо сказать, что тот восторг, который я испытал в Лазовском заповеднике, в такой степени уже ни разу за всю поездку я больше не испытывал. Наверное, дело тут больше в психологии и в том, что это было первое такое сильное впечатление после двух дней перелетов и переездов.
        Когда после многочасового автобусного укачивания, обеда в придорожном кафе, посещения придорожных сортиров, перегрузки багажа из автобуса в полноприводной УАЗик, мы, наконец, прибыли уже ближе к раннему вечеру на Турбазу «Остров Петрова», расположенную в охранной зоне заповедника напротив этого самого острова, и я увидел открывшееся вдруг море и огромный остров неподалеку, то первое чувство, которое я сейчас помню: «Вот оно! Наконец-то! Это то, ради чего мы ехали так долго и так далеко!».
        Увидев море и имея 2 свободных часа до ужина (это – святое!!), удержаться от того, чтобы не броситься в это Японское море, было невозможно.Быстро бросив вещи в доставшийся нам домик, мы с Леной и Федей побежали купаться. Вообще было супер. Вода оказалась не очень холодной и очень чистой, что не удивительно, а на песке – полно выброшенных морем раковин гребешков, панцирей морских ежей и длинных стеблей морской капусты.
        Ближе к семи солнце стало клониться к закату за ближайшей сопкой и сразу похолодало. Пройдя 200 м по берегу моря до устья впадающей в море крохотной речушки с ледяной водой, перешли ее вброд и пошли собираться на первый ужин.
        Турбаза «Остров Петрова» устроена просто и эффективно. Ряд дощатых домиков с 4-мя койками в каждом, за домиками вплотную привешены умывальники, а чуть поодаль – туалеты типа «сооружение неизвестного архитектора». За водой для умывальников надо ходить с ведром на кухню, расположенную в здании столовой, в которой все вместе и принимают пищу.
        Кроме нас на турбазе оказалась группа студентов-орнитологов из Германии, которые с утра до вечера фотографировали в окрестностях местных пичужек и с удивлением наблюдали за нашими купаниями и трапезами под водочку.
        Вечернего задора нам с Леной Колесник хватило до следующего утра и, встав за час до завтрака, мы побежали купаться. Утро было потрясающее, красотища невозможная, но прохладно. Так что моего задора хватило ровно для того, чтобы дойти до моря и попробовать воду ногой. Вода оказалась ледянющей из-за впадающей в этом месте речки. Как рассказала потом Лена, задора у которой, как всегда, хватило на это традиционное утреннее купание, дальше в море было уже теплее (думаю, градусов 15), но там под нее кто-то поднырнул. Сначала подумали, что китайский диверсант или муж Фёдор, но оказалось, что всего-навсего – нерпа.
        Из местных достопримечательностей, кроме кухни и столовой, где впервые удалось попробовать местный деликатес – особым образом приготовленную морскую капусту с чесночком и без всякого уксуса, вспоминается, конечно же, баня.
         Даже не просто баня, а БАНЯ. Как выяснилось из дальнейшей поездки, лучше бани уже нигде не было. Поскольку это было начало поездки, то коллектив только начал формироваться. И баня сыграла здесь консолидирующую роль. Это относится, прежде всего, конечно, к мужской части коллектива, которая дорвалась до парилки с пивом, да еще на берегу моря у кромки дальневосточной тайги. Баня, как понятие, чуть не стала потом причиной размолвок между мужской и женской частями коллектива, но мудрость руководителей поездки в лице Вики Синицыной, все расставила на свои места, и к концу поездки мылись в банях даже те, кто никогда до этого туда не ходил =) .
        Итак, сразу выяснилось, что нам крупно повезло, поскольку с нами был Федя Колесник, мастер на все руки и спец по баням и парилкам. Уже на второй вечер нам так понравилось париться, что пожертвовали даже литр (!) водки местным дежурным, которые за это почти до 2 часов не отключали нам дизель-генератор, который обычно выключался уже в 00 часов. А на третий день, даже солидный Герман, поехавший в поездку с остаточными явлениями простуды, вместе со всеми бежал из бани в одной простыне в кромешной темноте под яркими дальневосточными звездами к морю и в клубах пара с разбегу бросался в ледяную речушку. Может, конечно, на подвиг в тот день всех вдохновила Татьяна, взявшая на себя роль Посла доброй воли и разбавившая мужскую компанию, но думаю, что было просто клёво. Один сплошной восторг!
         Именно у этой бани на второй день у меня возникло странное чувство, что из ночной тайги за мной кто-то наблюдает. Вышел я охладиться, отошел метров на 20 от бани, чтобы просто постоять в темноте и в тишине, разглядывая Большую Медведицу и слушая прибой Японского моря, и тут пришла мысль, что места то тут тигриные, что в тайге рядом с турбазой живет тигрица, а тигры, ведь тоже кошки любопытные. Короче, подумал я том, кто на меня можетсмотреть из тайги, и вернулся к свету и теплу.
        Вспомнил я в тот момент, наверное, про живущую на турбазе о.Петрова собачку Люську. Породы известной - дворянской. Ма-а-а-ленькая такая, ушки торчком, хвост калачиком, мордочка острая, лохматая и ... умная.
        Так вот живет она уже на турбазе 2 года. До нее так долго ни одна собака, даже лайки, не продержалась. Тигрица, числящая территорию турбазы своей, методично убивала появляющихся там собак, поскольку, как нам рассказал милейший Сан Саныч Лаптев (директор Лазовского заповедника), тигр и волк на одной территории не уживаются - тигр всех волков со своей территории, так или иначе, выживает. На турбазу эту с собаками отдыхающим ездить запрещено. Был даже случай, когда так вот средь бела дня оставили одни отдыхающие собачку в машине с чуть приоткрытым окошком и купаться пошли, - возвращаются, а в машине один поводок остался...
        Так вот Люська в таких условиях прожила уже 2 года. Как темнеет - она под крыльцо егерского дома забирается и уже до утра не выходит. А когда днем выходит, то далеко от людей не отходит... Дай ей Бог здоровья...
        Кроме купания в море, кухни, столовой и бани, мы еще ходили в походы. В один день – в бухту Песчаная, а на следующий день к памятнику природы – на водопад Еламовский.
        Как было написано в программе – «Экскурсия в бухту Песчаная (протяженность пешей части маршрута 3 км). Экскурсия получилась отличная. Не очень тяжелая,но с нагрузкой, потому что сначала пришлось идти вдоль берега по камням, удивляясь на растущий по кромке камней шиповник с плодами огромного размера, который выглядел, как маленкие хилые кустики с ягодами размером с пятак (кто помнит еще, что такое пятак), потом подниматься по древней крутой осыпающейся тропе,с которой открылся фантастический вид на бухту Петрова с последующим таким же крутыми заросшим спуском к цели путешествия – Бухте Песчаная. Очень красиво. Выкупались даже,тем более, что погода была просто блеск. Как выяснилось потом, эта экскурсия стала своеобразной тренировкой перед испытанием, которым стал для всех нас на следующий день поход, обозначенный в программе, как  выездная экскурсия на водопад Еламовский (протяженность пешей части маршрута туда – обратно =14 км).
         Собственно сам водопад, один из красивейших в Приморье (высота 20 м), находится за пределами заповедника, поэтому является очень популярным местом посещения. К началу тропы, ведущей вверх к водопаду по долине горной речушки, нас доставили на полноприводных «буханках» УАЗиках. После прошедшего на днях тайфуна другая машина там бы не прошла. Распределив между собой запасы воды и сухого пайка, группа тронулась вперед, даже не представляя какие испытания нас ждут впереди.
        Перед походом  нам говорили, что всего по дороге к водопаду надо будет 7 раз переправиться через горную реку, но что переправы имеются, и проблем не возникнет. Действительно было 7 переходов (в одну сторону) через одну и туже речку, причудливо изгибающуюся среди валунов. Хорошо, что Сан Саныч с собой сапоги взял, потому что переправляться приходилось либо, перепрыгивая с валуна на валун, либо по лежащему через реку дереву, а Сан Саныч стоял в воде, помогая не сорваться вниз. Мужская часть группы подавала крепкие руки в начале и в конце переправы. Сама тропа также требовала постоянного внимания, поскольку было понятно, что неправильно поставленная и подвернутая на качающемся камне нога приведет к большим проблемам для всей группы. Заданный Сан Санычем темп был достаточно высок для городских жителей, но был необходим для завершения похода засветло. В общем шли сосредоточенно, споро, помогали друг другу и практически не оставляли себе времени для того, чтобы остановится и оглянуться на окружающую красотищу.Для будущих походов организаторам надо это учесть и начинать поход хотя бы на 2 часа раньше.
        Дойдя до цели, устроили фотосессию с водопадом, причем некоторые, особо тренированные, даже поднялись на его верхушку. Был короткий привал с перекусом и обратный бросок к ожидающим нас УАЗикам. Наместе под водопадом сильно расстроили огромные кучи мусора, которые «посетители»оставили за собой, хотя, ведь, ничего не стоит положить обратно в рюкзак пустые бутылки и обертки от продуктов. Порадовали, правда,пасущиеся на этих кучах бурундуки, охотно позирующиеза яблочный огрызок.
         Поход этот нас очень сблизил и, ранее слабознакомые люди в результате перенесенныхвместе испытаний превратились в команду, перед которой можно уже ставить новые задачи.
        На следующий день мы отправились на остров Петрова, таинственно плывущий неподалеку. Переправлялись на моторке, которая в несколько приемов перевезла на остров всех нас, Сан Саныча и повариху, которая оказалась совсем не поварихой, а сотрудником заповедника, проводящего экскурсии по этому заповедному месту. Прослушав на открытой прибрежной полянке короткую вступительную инструкцию о правилах поведения на заповедном острове, мы по ее просьбе закрыли глаза и цепочкой, держа друг друга за руки, вошли внутрь острова. Открыв по команде глаза, увидели, что оказались в совершенно фантастической реликтовой тисовой роще, образовавшей сплетенными кронами природный купол над стоянкой и культовым местом древних чжурчжэней. И вспомнилась легенда про "Последнюю Битву Чжурчжэней"
        Под впечатлением от увиденного и услышанного мы прошлись по древним тропинкам, ежегодно обновляемым сумевшими сюда добраться туристами, изредка поглядывая через густые ветки то на в направлении материка, то на мелькающий неподалеку остров Бельцова (оба острова названы в честь двух морских офицеров), и все мечтали увидеть обитающую здесь черную белку, что, по словам Сан Саныча, должно было принести несомненную удачу в делах, жизни и вообще...Не помню кто, но кто-то один из нашей группы увидел-таки эту белку. А вот насчет последующей несомненной удачи надо будет спросить, если вспомню, у кого надо спрашивать...

Фотографии, сделанные в Лазовском заповеднике, можно посмотреть на отдельной страничке.

       

        Завершив программу посещения Лазовского заповедника, мы отправились дальше. На очереди был Ханкайский заповедник и знаменитое о.Ханка.
        Но, чтобы добраться туда, надо было преодолеть длинный путь, сначала 2 часа до г.Лазо, потом – 9 часов до г.Спасск-Дальний. Сами понимаете, что подобная поездка тоже серьезное испытание, тем более, что ехали не 9 часов, а все 12.. В г.Спасск-Дальний приехали уже к вечеру.

Спасск-Дальний — город (с 1917) краевого подчинения в России, административный центр Спасского района Приморского края. Население 47,8 тыс. чел. (2005).
Город расположен в 20 км от озера Ханка, в 243 км от Владивостока.
Поселение на месте города было основан переселенцами в 1885 как село Спасское, затем в 1906 недалеко была построена железнодорожная станция Евгеньевка. В 1917 селу был присвоен статус города и новое название Спасск. В 1926 в состав города вошла территория Евгеньевки, в 1929 город был переименован в Спасск-Дальний.

        Для пополнения  пищевых запасов до поездки на кордон заповедника нашли ночной магазин, где впервые увидели практикующуюся там форму организации ночной торговли. Войдя в магазин, все покупатели оказываются в подобии тамбура, забранного решетками, что-то типа обезьянника. Деньги и продукты передаются через небольшое окошко в решетке, а желающие поиграть на установленном в магазине игральном автомате, делают это, просунув руку через решетку. Расстояние как раз позволяет бросать в приемник монетки и нажимать кнопки. Прикольно!
        Закупив хлеба и колбасы на ночной перекус, отправились на встречу с Ханкайским заповедником, на кордон которого приехали уже совсем ночью. Нас встречали все сотрудники, включая директора Юрия Петровича Сушицкого, все было замечательно подготовлено, мы разместились по комнатам в большом гостевом доме, попили чаю с колбасой, хлебом и печеньем и легли спать.