Tuesday, September 26, 2017

Image Module (2)

Наши в Антарктике. Дневник участницы экспедиции.

25 января 2011 началась экспедиция членов клуба WWF «Золотая Панда» к берегам Антарктического полуострова. После отплытия судна Plancius из Ушуайи (Ushuaia), обычная сотовая связь с группой прервалась, но электронная почта приносила из далекой Антарктиды кое-какие весточки в виде первых впечатлений и путевых набросков одного из членов коллектива.

Итак, мы начинаем…

Часть 1. Пролив Дрейка

Последний раз поговорила с Москвой когда, 25 января 2011 г, погрузившись на корабль, мы готовились к отплытию из Ушуайи. И вот мы тронулись. Пролив Бигля довольно узкий, хорошо видны оба берега, и довольно живописный. Пока народ разместился, наступило время ужина, а сразу после него всем предложили принять таблетки от качки. Таблетки были приняты, действовать они должны были начать через 2 часа, а качка, как нам сказали, может начаться после выхода в пролив Дрейка. В Ушуайе временами шел мелкий дождик, но ветра не было.

Вроде бы все хорошо. По графику все укладывается. Но по мере приближения к выходу в пролив Дрейка качка заметно усилилась. Дрейк встретил нас 3-4 баллами. Моряки говорят, что это ерунда. Вполне возможно, но для сухопутных граждан достаточно. Чтобы было ясно, что такое 3-4 балла – это когда 3-ю палубу заливает волна. Укачало всех, но по-разному. Большинство, в т.ч. и я, спали всегда и везде. Т.е. народ вставал, доходил до какой-то точки и ложился спать. Те, кто спал в каютах, чувствовал себя хуже тех, кто спал на палубе или в верхнем салоне. Я целый день спала на диванчике в верхнем салоне и была просто «никакая». Это эффект от лекарства. Поэтому про первый день помню только, что к обеду ветер стих, мы вышли из океанской части пролива и вступили в антарктические воды. Дрейк во второй половине дня успокоился. Но это мало отразилось на состоянии коллектива. Пришлось ждать окончания действия лекарств.

И вот наступил второй день нашего морского путешествия (получается - 26 января 2011 г. - прим.Палыча). Дрейк спокоен, как озеро, Солнце весь день сияет над гладью воды. Вода – просто лазурит. Настоящего синего цвета. Корабль идет со скоростью 13 узлов, под килем 3000-3500 метров. Вокруг, на бреющем полете, проносятся сероголовый и странствующий альбатросы с размахом крыла 3.5 метра, разные буревестники и другие морские птицы. В полдень подняли на носовой мачте флаг WWF. Замечу, что для того, чтобы мы все красиво сфотографировались под флагом капитан (вот, что значит русский!!!) (на голландском судне работает русский капитан из поморов, выпускник Мурманской мореходки – прим.мое) развернул корабль примерно на 45 градусов.

К обеду на горизонте появились первые признаки земли – снежные вершины острова Смита. Оказывается, что линия горизонта просматривается с корабля на 12-13 миль, на гористый берег виден уже за 60 миль.

Остров прошли уже вечером после 20 часов. И где-то около 21 часа, когда солнце еще только начинает спускаться за горизонт, мы увидели китов. Один, потом еще два, еще один. Всего четыре морских гиганта кормились недалеко от острова Смита, периодически выпуская фонтанчики и показывая свои мощные спины с острым плавником. Это были финвалы - вторые по величине обитатели морей, уступающие лишь синим китам. Они, как-будто, не замечали наш корабль, появляясь то по правому, то по левому борту.

Стемнело. Говорят, что ночью мы будем проходить «мелководье», где часто кормятся киты. Не знаю, смогу ли встать, но постараюсь. Завтра утром мы подойдем а Антарктическому полуострову и у нас будет первая высадка на берег. (Фотографии начала экспедиции - здесь.)

Часть 2. Aнтарктида

Утро казалось хмурым. В темных, почти черных водах Errera Channel (не знаю как по-русски) возле острова Данко отражались такие же темные скалы, покрытые толстенной снежной шапкой. Корабль бросил якоря и застыл, готовый высадить засидевшихся пассажиров. Несмотря на облачность, температура воздуха была около нуля или даже выше. Кругом царила «кромешная» тишина, изредка нарушаемая криком птиц и звуком где-то вдалеке обрушивающегося в воду снега и льда.

Вокруг корабля, среди плавающих льдин, не обращая на него ни малейшего внимания, ныряли пингвины и киты. А потом приплыл тюлень.

Мы погрузились в Зодиаки (лодка такая – прим.мое) и отправились к острову Данко. Здесь обитает колония пингвинов папуа. Очень обаятельные создания. Пингвинчики довольно крупные 60-70 см. Часть сидела на гнездах, построенных из мелких камешков, а остальные гуляли поодиночке и группами по длинной литорали, охлаждались в снегу, поднимались в гору к соседним кварталам колонии, по дороге встречая соседей, то проходя мимо, то останавливаясь как будто для разговора. Точь-в-точь степенная публика на дорогом курорте. Особенно уморительно смотреть, как они, заходя в воду, сначала как будто пробуют ее, несколько раз опустив в нее голову, а выходя из воды, шлепают своими лапками, как человек в ластах. А как они выпрыгивают из воды, дельфинам до них далеко!!!

Теперь немного о льдах. Лед в Антарктиде синий. Это ни метафора, ни красное словцо. Он действительно синий, от голубого до темно-синего оттенка. Это фантастическое зрелище. Безусловно, этот эффект получается за счет преломления света в плотных ледяных слоях, но при обычном освещении (как при солнечном свете, так и в тени , и в сумерках) черные скалы, синий лед, белый снег, и все это отражается в темных водах, покрытых мелкими льдинками.

После обеда мы отправились в бухту Парадиз (Paradise Bay). Моряки говорят, что здесь почти не бывает ветров и шторма. И это оказалась чистая правда. Но для начала, надо сказать, что по дороге к бухте мы встречали огромные, размером с наш корабль, необычайной красоты сине-белые айсберги.

На одной такой льдине «загорали» четыре тюленя. Постепенно ледовая обстановка изменилась. Наш корабль шел среди плавающих льдин, которые занимали примерно 50-60 процентов водного пространства. В основном они были небольшие, но встречались и побольше, и тогда раздавался характерный скрежет от соприкосновения льда и металла.

Наконец мы пришли в бухту Парадиз. Здесь у нас была запланирована водная экскурсия на Зодиаках, а потом высадка на берег Антарктиды. Не острова, а материка. Здесь мало мест, где можно высадиться на берег материка, т.к. лед подходит вплотную к воде и создает отвесные ледяные скалы.

В бухте Парадиз на скалах встречались мхи и красные лишайники. А по берегам, на скалах сидели голубоглазые бакланы. Замечу, что баклан и в Антарктиде – баклан. Точка. Птица крупная, красивая, не пуганная, но баклан. Пробираясь на Зодиаке среди льдин, мы встретили множество тюленей. Одни ныряли вокруг нашей лодки, другие лежали на льдинах и позволяли приближаться к ним расстояние 3 метров. Животные и птицы здесь не боятся людей. Человек для них не враг и не еда. (Остальные фото - здесь)

Часть 3. Port LOCKROY

Сегодня утром погода сильно испортилась. С ночевки на берегу вернулась промокшая и замерзшая группа французов, т.к. полночи шел снег и дул сильный ветер. Снег к утру прекратился, а ветер – нет. Посему, высадку на берег отменили. Корабль шел в направлении острова Goudier, где находится британская станция Port Lockroy, в надежде, что погода исправится. Казалось, что мало что может измениться, но это Антарктида, где погода меняется «как ветер в мае». Так и произошло, - по прибытии на место, ветер начал стихать. 

Port Lockroy – старая британская станция, на которой организован музей, где очень детально представлен быт полярников 50-60-х годов пошлого века. На данный момент здесь 4 сотрудника (все молодые женщины), которые базируются на станции только в период навигации. Здесь есть почта. Большинство из нас отправили открытки. Правда, ждать быстро их не придется – минимум 6 недель, т.к. почта с кораблем отправляется на Фолклендские острова, затем военным кораблем в Лондон, и только потом все это попадает на почту, т.е. наши открытки в полном смысле проделают путь с одного конца света до другого через океаны и моря.

Port Lockroy расположен на острове посреди живописной бухты со всех сторон окруженной горами, покрытыми толщей льда и снега, контрастирующими с темной водой.

На островах находятся крупные колонии пингвинов папуа. Интересно, что здания станции, загораживая от ветра камни (остров каменистый, никакой растительности нет), создают условия для более раннего таяния снега, что позволило нам наблюдать птиц на разных стадиях выращивания потомства. Одни птицы сидели на гнездах, у других были маленькие дымчатого цвета птенцы, один или два. А у некоторых были уже подростки, которые пытались самостоятельно передвигаться по колонии, периодически возвращаемые на место очень ответственными родителями.

Сейчас 10 часов вечера. Светло. Корабль стоит на якоре, за окном ныряют, высоко выпрыгивая над водой, пингвины. А вокруг мир, написанный серо-черными и белыми красками. (Еще фото - здесь)

Завтра насыщенный день – ночевка на берегу. В спальниках на снегу. И хочется, и колется. Посмотрим, кто решится.

Часть 4. Кладбище айсбергов

Вчера утро совсем «не задалось» ветер был почти штормовой, поэтому какое-то время решался вопрос «быть или не быть» «зодиак»-круизу. Но потом он все-таки состоялся. Это было сильное испытание: низкое хмурое небо, ветер в лицо, волны, разбиваясь о борт лодки, обдают брызгами, заливая все фотоаппараты и кинокамеры. Но то, что предстояло нам увидеть, стоило всего этого.

Под килем более 70 метров, Мы движемся по лабиринтам между 15-метровыми глыбами бело-голубых айсбергов, выброшенных «на мелководье между островами Бус (Booth) и Пленeу(Pleneau).

И вот тут-то вспоминаешь, что у айсбергов от 4-6 и более частей под водой. За счет течения и ветра сюда прибивает айсберги, которые садятся на мель и, в течении достаточно короткого времени – месяц-два, раскалываются, подтаивают в воде, медленно переворачиваются и, в конечном счете, срываясь с мели, уходят в «свободное» плавание.

Это грандиозное зрелище. Столь причудливых форм не создаст ни один скульптор. Нет ни одного даже отдаленно похожего на другой, и каждый мог бы занять достойное место в ледяном музее, если такой бы существовал.

Приближаться на расстояние «вытянутой руки» к айсбергам небезопасно, ибо невозможно угадать в какой момент айсберг может расколоться. Зато на небольших льдинах, в защищенных от ветра местах, с удовольствием отдыхали тюлени Уэделла. Пятнистые, похожие на толстые сигары, тушки даже не собирались просыпаться при звуке приближающейся лодки.

Мы могли сколь угодно долго рассматривать их и фотографировать, стараясь захватить те счастливые моменты, когда кто-то их тюлений приоткрывал глаза и чуть приподнимал голову. Мне никогда, даже в зоопарке, не доводилось видеть тюленя так близко. И здесь нас ничего не разделяло, ни решетка, ни стекло. Мы, и люди и звери, были свободны. (Остальные фотографии - здесь).

Часть 5. Остров Питермана

Сегодня 31 января. Полный штиль, но идет дождь. А значит тепло. У нас высадка на остров Питермана. Здесь нас ждала встреча с одним из двух высших растений, произрастающих в Антарктиде – щучкой антарктической (Deschampsia antarctica).

Этот маленький злак, растущий куртинами, по-английски называется hairgrass, что очень соответствует ее внешнему виду. Кроме щучки, на острове мы могли наблюдать мхи и разнообразные лишайники. Говорят, что мы могли наблюдать до 50 % видов растений Антарктиды. Да, с флорой здесь не густо! А к тому же здесь целыми «полянами» встречался цветной снег: розовый и желто-зеленый. Цвет снегу придают микроскопические водоросли. Это очень интересное зрелище: неожиданно мир нарисованный простым карандашом, приобрел цвет.

Помимо «цветущих» снежных полян, мы смогли наблюдать колонии пингвинов, где одновременно гнездились пингвины Адели, антарктические пингвины и пингвины папуа, к которым присоединились бакланы. Всевозможные сцены жизни в коммунальной квартире на лицо! Тут и борьба за территорию, и воспитание подрастающего поколения, и организация «детских садов» (причем в одном детском саду могут быть пингвинята разных видов), и оборона от поморников, терпеливо ожидающих возможности утащить птенца или яйцо. Отдельные группы колонии находятся на возвышенных участках, довольно далеко от воды. Очень забавно наблюдать, как некоторые особи спускаются с горок на животе. Но не только с горы, у них этот способ передвижения отлично освоен и на ровных поверхностях. Но в целом осталось впечатление очень мирного сообщества.

Мы достигли южной точки экспедиции – станции «Вернадский». Это настоящая научная станция. Большая. Ранее эта станция называлась «Фарадей», принадлежала Великобритании и была продана Украине за 1 фунт стерлингов, но с обязательством в течении 10 лет принимать британских ученых и делиться «собственной» научной информацией. Срок договоренности прошел, но сотрудничество осталось, но не только с Британией, но и с множеством других стран, в т.ч. с Россией. Именно на этой станции была впервые обнаружена озоновая дыра.

Сейчас на станции работают 10 сотрудников. Все мужчины. Вахта длится год – с марта по март. И для нас и для них это была очень приятная и теплая встреча.

У ребят заведена отличная традиция – каждую субботу (и в полярный день и в полярную ночь) повар готовит парадный обед, сервирует стол, а все остальные одевают костюмы, белые рубашки и галстуки. Вот так!!! В воскресенье повар выходной, и готовят в этот день по очереди. Также существует график уборки всех помещений, стирки и др. Говорю абсолютно искренне, многие хозяйки позавидовали бы чистоте и порядку на станции!!!

Кроме научных, жилых и технических помещений, на станции есть баня, спортзал, библиотека и гостиная с баром. Топливо, запас продуктов, медикаментов и всего, что необходимо для жизнедеятельности станции завозят 1 раз в год.

Здорово встретить НАШИХ на другом конце света!!!

Сегодня ночью у нас большой бросок к Южным Шетландским островам. В целом мы будем недалеко от станции Беллинсгаузен, но, к сожалению, туда уже не дойдем, а что увидим, о том в следующий раз.

Всем привет! Еще фотографии - здесь!

Часть 6. Прощай Антарктика

1 февраля 2011 г. Мир снова приобрел краски. Яркое солнце, изумрудная вода, Целые стаи маленьких буревестников – капских голубков- стремительно проносятся над палубой корабля. На полной скорости, рассекая воды, как теперь учат в школе, Южного океана, корабль движется по направлению Южным Шетландским островам, а, если быть точным, к острову Deception. 

Это изменение в программе: вместо плавного движения на север примерно по тому же пути, мы должны быстро пройти значительно больший путь, отклонившись к северо-востоку. Но этого пункта в нашей программе не было, и могло бы не быть никакого другого. Наш маршрут мог кардинально измениться - стоит вспомнить вчерашний вечер.

Пока мы были на станции Вернадский, поступило сообщение, что за Южным полярным кругом сел на мель, налетев на подводный камень, не обозначенный на карте, лайнер Polar Star с пассажирами. Мы были наиболее близко к месту аварии – 15 часов ходу. И шанс, что именно наш корабль пойдет на помощь был максимальным, но оказалось, что примерно на таком же расстоянии от Polar Star находится «Марина Цветаева», которая только начала круиз, и для нее столь принципиальное изменение маршрута не грозит опозданием в конечный пункт маршрута – Ушуайю. Так что нам не удалось стать спасателями, а за одно побывать и за Южным полярным кругом. Жаль. Но что ни делается, то делается к лучшему. Сегодня уже известно, что Polar Star самостоятельно (буксировка не потребовалась) сползла с мели. Она на плаву. Никто не пострадал. Сейчас идет оценка повреждений и будет решен вопрос – продолжит ли она путь, или вернется в Ушуайю. Пожелаем ей удачи.

Итак, не став спасателями, мы движемся к острову Deception. Погода супер!!! Объявление капитана заставляет всех прервать завтрак – по правому борту кит-горбач. В 10-15 м от корабля. Сперва над поверхностью воды возникает фонтан, похожий на небольшое облако, а потом огромная спина с характерным горбом и небольшим плавником показывается из воды.

Все ждут, когда, наконец, горбач покажет свой знаменитый хвост. Но …. кит оказывается несговорчивым, и участвовать в фото-сессии не желает.

К счастью, по курсу плывут еще два кита. Они плывут рядом, парой. Они кормятся, не спеша. Капитан на минимум сбавляет ход, стараясь держаться рядом с животными и одновременно не мешать им. И вот момент, когда кит собирается нырнуть глубже, настал. Сперва этот морской исполин полностью показывает свою спину, а затем из воды появляется и на какое-то мгновение замирает вертикально над водой его знаменитый раздвоенный хвост – темный сверху, белый снизу.

Это грандиозное зрелище!!!

Наконец, впереди возникает силуэт острова Deception. 

Это не просто остров – это кальдера действующего вулкана, заполненная океанической водой. В стенке кальдеры есть узкий проход, по которому наш корабль входит внутрь острова. Наша высадка на берег планируется возле разрушенной китобойной станции, основанной норвежцами в 1911 году, а во время 2-ой Мировой войны превращенную в британскую военную базу и, просуществовавшую в этом статусе пока извержение вулкана в 1967 и 1968 гг ее не разрушило.

Deception – один из двух действующий вулканов Антарктики. Стены кальдеры покрыты черным вулканическим пеплом, с изредка встречающимися красноватыми языками застывшей лавы. Контрастно смотрятся на этих склонах снежные вершины. Черный вулканический песок покрывает берег, омываемый изумрудной водой. В некоторых местах есть целые поляны, покрытые желтоватым мхом, в вдоль литорали пестрым орнаментом лежат красные, желтые и зеленые водоросли, что создает ощущение «золотой» осени. И хотя до Антарктиды «рукой подать», это уже не арктический, а субарктический климатический пояс. В нескольких местах у кромки воды бьют сероводородные теплые источники, напоминая о возможности вулкана оживиться в любой момент.

Пространство, где можно погулять ограничено, после извержения здесь заложены опытные площадки, где ведется наблюдение за восстановлением природы. По сути это старая китобойная станция.

На развалинах бараков, крышах ржавых цистерн и прочих «следах антропогенного воздействия»нашли свой дом доминиканские чайки, крачки, поморники. Удалось очень близко увидеть птенцов, при этом «детки» чайки были размером с родителей, но еще не сменили «детский» наряд, а от этого казались еще больше. А на китовом кладбище, среди выветренных костей, помимо наших хороших «знакомых» - тюленей-крабоедов и Уэдделла – отдыхали южные котики.

Большая часть их них не захотела знакомиться с нами и ушла в воду, а один остался, дав нам полную возможность себя разглядеть и сфотографировать. В остальном, реакция животных ничем не отличалась от их более южных сородичей. Мы их не интересовали. Хотя не совсем так: два поморника пытались исследовать содержание рюкзака и утащить у Лены Теребинской куртку с меховым капюшоном. (Остальные фотографии с острова - здесь.)

Но все кончается. Закончилась и эта прогулка. Корабль покидает кальдеру, отправляясь в пролив Дрейка. Начинается возвращение.

Южная часть пролива Дрейка бывает более милосердной к морякам (а с ними и к нам!), А вот северная….

Остается просить высшие силы пройти эту часть с минимальными «потерями».

Сейчас ночь, за окнами бушуют волны, но начинаем подходить к так называемой «зоне конвергенции», где холодные арктические воды смешиваются с более теплыми океанскими. Но пока было еще светло мне, глядя на волну стального цвета, незримо переходящую в точно такое же небо, между которыми действительно проносятся буревестники, понимаешь, что поэт революции был не прав, сказав «над седой равниной моря….» Конечно, «над седой равниной океана». Может он просто не видел океана.

Капитан и старпом обещали, что если будет возможность пройти мимо Мыса Горн, то они сделают это. Было бы здорово.(Как выяснилось позже, капитан сдержал свое обещание и показал нашим путешественникам мыс Горн - прим.Палыча)

Холодное арктическое течение проходит вокруг Антарктиды с запада на восток, «спотыкаясь» у южной оконечности Огненной Земли, возмущаясь и протестуя против столь узкого прохода. Именно поэтому так легко обогнуть мыс Горн с запада на восток и так трудно с востока на запад. (Остальные фотографии завершающего этапа экспедиции - здесь).

Кстати, наша «старая» гвардия сторонников WWF показала всем настоящую крепость духа и тела. Кто купался в антарктических водах, кто-то, отказавших от моторного Зодиака, следовал за ним на весельном каяке. Каждый день! Есть еще женщины в русских селеньях!

Воспоминаний море, фотографий – куча. Но осознание, что мы видели первозданный мир, своими глазами придет позднее.

 

 

При публикации настоящих дневников использованы фотографии, сделанные участниками экспедиции.

Впервые настоящие дневники публиковались в ЖЖ и на сайте WWF.